Правозащитный центр «Мемориал» опубликовал обновленный список политзаключенных в России
Правозащитный центр «Мемориал» опубликовал обновленный список политзаключенных в России

По состоянию на конец октября в него вошли 117 человек. Правозащитный центр ежегодно публикует списки политзаключенных 30-го октября, когда в России отмечают  День памяти жертв политических репрессий.  В прошлом году в этом перечне было 102 имени.

45 человек пополнили списки политзаключенных. Среди них —  осужденные к разным срокам лишения свободы или находящиеся за решеткой якобы за насилие в отношении полицейских на мирной акции протеста против коррупции 26 марта 2017 года,  за не призывавшие к насилию публикации и репосты в социальных сетях, содержавшие критику руководства России, осужден активист Данис Сафаргали,  находится под стражей активист Владимир Егоров. По ложным обвинениям в Крыму осужден украинский активист Владимир Балух.

Политзаключенными центр «Мемориал» признал обвиненного в государственной измене 77-летнего ученого Владимира Лапыгина, осужденного на семь лет за легальный обмен научной информацией с китайскими коллегами, и безработную из Краснодарского края Ингу Тутисани, осужденную на шесть лет за два СМС-сообщения гражданину Грузии об увиденных из окна автобуса российских военных кораблях в Абхазии.

25 человек добавились к числу преследуемых в связи с реализацией права на свободу вероисповедания. Большей частью это мусульмане, а также арестованный представитель «Свидетелей Иеговы» датчанин Деннис Кристенсен.

При этом за год на свободу вышли 28 политзаключенных, в том числе осужденная за призывы к сепаратизму Дарья Полюдова, координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов и несколько фигурантов «болотного дела». Три жительницы Сочи, осужденные за госизмену, были помилованы.

В «Мемориале» отметили, что обновленный список политзаключенных является «лишь минимальной достоверной оценкой масштаба политических репрессий. Реальное число политзаключенных и лиц, лишенных свободы по политическим мотивам, в сегодняшней России, несомненно, существенно больше», — отмечают правозащитники.

Оставить комментарий