Саломе Зурабишвили – Я живу в Грузии 16 лет, критика по поводу грузинского языка началась два месяца назад, однако, это – не проблема, существует и пример Вайры Вике-Фрейберга
Саломе Зурабишвили – Я живу в Грузии 16 лет, критика по поводу грузинского языка началась два месяца назад, однако, это – не проблема, существует и пример Вайры Вике-Фрейберга

Русскоязычная служба «Deutsche Welle» публикует интервью с кандидатом в президенты Грузии Саломе Зурабишвили.

Журналист Жанна Немцова спросила Саломе Зурабишвили о противоположных результатах экзитполов, опубликованных после выборов. Кандидат в президенты отмечает, что социологические опросы всегда являются инструментом манипулирования общественным мнением.

«Говорят также, что под этими цифрами нет никакой научной базы. И поэтому нам лучше не полагаться на них», — отметила Зурабишвили.

На вопрос, контролирует ли ее Бидина Иванишвили, Саломе Зурабишвили заявляет, что всегда была независимой.

«Я всегда была независима. И такой же я была при президенте Саакашвили, который меня поддерживал, когда я стала министром иностранных дел. Но его политика перестала соответствовать моим принципам. И я по-прежнему независима. Правящая партия решила поддержать меня уже после моего объявления об участии в выборах в качестве независимого кандидата. Эта поддержка не изменила меня и мои принципы.

Меня никогда и никто не контролировал за всю мою жизнь. Мы с господином Иванишвили не заключали никаких предварительных соглашений перед тем, как «Грузинская мечта» решила меня поддержать. Я не взяла на себя никаких предварительных условий», — отметила кандидат в президенты Грузии.

Саломе Зурабишвили считает, что после ухода Михаила Саакашвили, Грузия стала более демократической страной. Журналист поинтересовалась, является ли «тот факт, что страну контролирует один человек Иванишвили, не является признаком отхода от демократических принципов?», на что кандидат в президенты ответила:

«Сейчас Иванишвили контролирует сейчас не больше, чем контролировал Саакашвили. Сейчас, конечно, оппозиция не имеет большинства, но одновременно в парламенте работают три — и две из них сильные — оппозиционные партии. Представитель оппозиционной партии возглавляет одну из комиссий по расследованию. Такого никогда не было. Парламент был на 100 процентов под контролем Саакашвили. И СМИ не подконтрольны сейчас совсем. СМИ, которые были на сто процентов в руках Саакашвили. Сейчас у нас пять телеканалов в руках оппозиции. Так что сейчас мы с вами в демократической стране, где есть свобода высказывания, где, возможно, баланс сил еще недостаточно справедлив и где, наверное, должно быть больше многопартийности», — говорит Зурабишвили.

На вопрос, думает ли она, что может что-то изменить в связи с оккупированными территориями и россией, кандидат в президенты Грузии отмечает, что невозможно менять грузино-российские отношения в одностороннем порядке.

«Тот, кто говорит, что можно в одностороннем порядке изменить грузино-российские отношения, не заслуживает доверия, потому что это зависит от обеих сторон. У президента есть большие представительские полномочия во внешней политике. А внешнюю политику я отлично знаю по работе на своих предыдущих должностях во Франции и в Грузии. Здесь многое зависит от личных инициатив, идей и контактов. Вот эти три вещи плюс опыт у меня есть. Но сейчас это будет зависеть и от наших отношений с европейскими и американскими партнерами. Надо искать новые пути, чтобы выйти из нынешней застойной ситуации. Мы должны обсудить с Миссией наблюдателей ЕС, какие дополнительные меры могут быть приняты без установления границы. Это то, что я назвала бы нашей красной линией, за которую мы не пойдем», — заявила Саломе Зурабишвили.

Журналист «Deutsche Welle» Жанна Немцова также поинтересовалась, планирует ли в случае победы во втором туре Саломе Зурабишвили визит в Россию и встречу с Владимиром Путиным. «Ведь ключ к решению проблемы в его руках», — отметила журналист.

«Сегодня говорить, что ключ находится в руках президента России, означает, что нет никакого ключа, потому что нет никаких признаков каких-либо действий. Ни в заявлениях, ни на месте. То, что мы наблюдаем каждый день, как в Абхазии, так и в регионе Цхинвали, это отсутствие каких-либо шагов России», — отметила кандидат в президенты.

Отвечая на вопрос о критике в отношении знания грузинского языка и французского акцента, Саломе Зурабишвили отметила, что живет в Грузии уже 16 лет, а критика по поводу грузинского языка началась два месяца назад, говоря о данной теме Зурабишвили привела пример бывшего президента Латвии Вайры Вике-Фрейберга.

«У моего сына меньше акцент, чем у меня. Впервые я приехала в Грузию, когда мне было 36 лет. Грузинский я выучила в семье. В течение всей своей жизни у меня практически не было контактов с грузинами, кроме тех, которые жили в эмиграции. Не было никаких социальных сетей, не было телевидения. Я живу в стране 16 лет. Я была министром иностранных дел, была избрана членом парламента. А критика по этому поводу началась два месяца назад. Но это не проблема, потому что есть пример президента Вике-Фрейберга. Она также была эмигрантом, вернулась в свою страну и была избрана президентом. Ее тоже критиковали за то, что язык недостаточно хорош. Именно она привела Латвию в ЕС и НАТО. Поэтому я готова к критике, если я смогу добиться тех же результатов», — заявила Саломе Зурабишвили.

Оставить комментарий