Что написано в приговоре по делу об убийстве на улице Хорава - эксклюзив "Моамбе"
Что написано в приговоре по делу об убийстве на улице Хорава - эксклюзив "Моамбе"

Для «Моамбе»эксклюзивно стала известна мотивационная часть приговора вынесенного по делу об убийстве на улице Хорава, в которой частично не учтена версия прокуратуры.

В мотивационной части, состоящей из 100 страниц, приведены детальные разъяснения, на основании каких обстоятельств судья Эка Арешидзе изменила обвиняемому в убийстве сына Давида Саралидзе Г. Дж. статью и признала его виновным лишь в попытке умышленного убийства.

Согласно приговору, причиной смерти Саралидзе из 12-ти ранений на его теле, стало причиненное ему ранение в верхную часть левого бедра, однако факт нанесения смертельного ранения Г.Дж. в суде не подтвердился.

Что же касается второго убитого несовершеннолетнего Левана Дадунашвили, факт убийства Дадунашвили обвиняемым Г.Б. судья основывает на показаниях нескольких свидетелей, в том числе тех свидетелей, которые видели, как несовершеннолетний взмахнул ножом серого цвета в направлении жертвы, а затем промыл холодное оружие водой из крана во дворе.

Что учел и что не принял во внимание судья в приговоре, который спровоцировал акции протеста

«Суд отмечает, что по совокупности улик было бесспорно доказано, что Г.Дж. нанес Саралидзе опасные для жизни ранения в области живота и груди с применением ножа, но вне всяких разумных сомнений не был доказан факт нанесения колотого ранения Саралидзе в область правого бедра, что непосредственно стало причиной смерти Давида Саралидзе. Таким образом, поскольку причинная связь между действиями Г.Дж. и исходом (смертью) не подтвердилась, его действия должны быть переквалифицированы из завершенного убийства в попытку убийства.

Почему судья не учел показания свидетеля М.К.

«Суд отмечает, что, за исключением того, что свидетель М.К указал в своих показаниях на взаимоисключающие обстоятельства, а также показательство значительно отличается от показаний всех свидетелей, которые присутствовали на месте происшествия.

Суд оценивает показания М.К, как противоречащие и взаимоисключающие друг другу, что в одностороннем порядке не удовлетворяет доверию свидетеля и не соответствует стандарту подлинности».

Почему суд не учел показания обвиняемого Г.Б.

Г.Б. пояснил, что во время драки под навесом увидел Г.Дж., у которого в руках ничего не было, потому что обе пустые руки были хорошо видны, в то время как обвиняемый Г.Дж. не отрицает тот факт, что он вытащил нож во время драки под навесом и размахивал им в направлении Давида Саралидзе.

Г.Б. объяснил, что во время драки под навесом, М.К что-то держал в руке и он видел только кончик лезвия и что Г.М. бил Д.С. сзади, держа в руках какой-то предмет.

Хотя ни один из свидетелей очевидцев инцидента, включая друзей обвиняемого и не сообвиняемый по делу не подтвердил существование у кого — либо другого, оружия или предметов во время драки под навесом.

Суд не может учитывать недостоверные показания обвиняемого Г.Б., который являются взаимоисключающими и противоречат фактам добытым судом. Суд также не учел показания обвиняемого Г.Дж., что он находится в состоянии необходимой обороны».

Почему суд не учел результаты независимой экспертизы

Суд заслушал показания экспертов Майи Николеишвили и Омара Джохадзе, которые подтвердили свое заключение и посчитал, что эксперты не смогли должным образом доказать представленые свои заключения. Эксперт не указал, провел исследование, кроме измерения существующих повреждений на одежде одежды и что стало основанием для конкретного заключения,а также у эксперта возникли трудности с ответом на ряд вопросов и его ответы не были убедительными. В некоторых случаях заключение было неясным, а показания экспертов были взаимоисключающими.

Оставить комментарий